Ваш город: Чита
Телефон горячей линии
8 800 350 16 80

«Самые проблемные – Свердловская и Тамбовская области и Красноярский край»

10.08.2020

Где торговые центры находятся в шаге от закрытия и переживут ли большие торгово-развлекательные центры вторую волну пандемии, рассказал управляющий директор Российского совета торговых центров Олег Войцеховский.

‒ Случаев, что торговые центры полностью свернули свою деятельность после пандемии, пока нет. Но здесь главное именно «пока». Потому что в ближайшей перспективе я полагаю, что даже до конца июля если налоговая спишет НДС за первый квартал, налог на имущество и так далее, то можно смело ожидать такое развитие событий с блокировкой счетов и, как следствие, с закрытием торгового центра.  Это очень реалистичная картина.

Мы ‒ Российский совет торговых центров ‒ это оцениваем до четверти всех имеющихся ТЦ в России, а их порядка тысячи пятисот по всей стране.

‒ Безусловно, 375 центров из полутора тысяч – это много. Только денежная проблема вынуждает идти на подобный шаг?

‒ Конечно, в первую очередь именно денежная. Арендаторы платили очень мало денег или совсем не платили начиная с 28 марта, когда большинство арендаторов было закрыто. А ведь перед владельцами ТЦ сохраняется уплата налогов в полном размере, сохраняется необходимость уплаты кредитов и процентов по ним. Вот и получается, что владельцы объектов торговой недвижимости, с одной стороны, довольно сильно помогают арендаторам пережить кризис, а с другой стороны, должны и в бюджет отдать все в полном размере. То есть – и туда, и сюда. А это огромная нагрузка!

‒ Со стороны государства была какая-то помощь торговым центрам?

‒ Тут сложно сказать. Действительно, на сегодняшний день есть ряд постановлений на федеральном и региональном уровнях, согласно которым торговым центрам, при выполнении определенных условий, при отсрочках, которые даны арендаторам, может быть дано снижение местных налогов, к которым относятся имущественный налог и налог на землю. Но давайте признаемся, что это абсолютно не пропорционально тем потерям, которые несли объекты торговой недвижимости во втором квартале, а также продолжают нести до сих пор.

‒ В каких регионах самая критическая ситуация?

‒ В первую очередь там, где объекты до сих пор не открыты. Самая проблемная у нас Свердловская область, это Красноярский край, не до конца открытая Тамбовская область, Хабаровский край… Это основные регионы, в которых наибольшие проблемы, потому что вот уже четыре месяца работают только магазины, продающие товары первой необходимости. То есть доходная часть, фактически, стремится к нулю. А ведь им, как и прежде, надо оплачивать все эксплуатационные расходы, коммунальные, связанные с вывозом мусора. При этом необходимо платить зарплату персоналу…

‒ То есть, если я правильно вас понял, поддержка со стороны правительства была вам чисто символическая…

‒ Можно и так сформулировать – почему нет?

‒ И когда, по вашему прогнозу, может хоть что-нибудь нормализоваться в этой обстановке?

‒ Смотря что вы имеете в виду под словом «нормализоваться». Если постепенное восстановление индустрии самой собой, то пик накопления прямых убытков еще не пройден. Наибольший объем прямых убытков у нас в отрасли будет где-то примерно в сентябре месяце, когда на такой среднестатистический торговый центр будет приходиться до 120 миллионов рублей, а может, и больше, именно чистых убытков.

Потом они будут восстанавливаться. По такому среднему, умеренному прогнозу эти убытки будут скомпенсированы в ноль где-то к февралю 2021 года, а восстановление доходности случится только, скорее всего, к четвертому кварталу следующего года. Складывается вот такой график, если мы ничего не получим от государства…

‒ Безусловно, печальный график…

‒ Ну да, мы аналогично думаем. Именно поэтому мы вышли на государство уже достаточно давно, чуть ли не с апреля месяца, и просим определенной поддержки. Но – еще раз! – пока мы мало что получили, а та поддержка, которая есть, она немного несоразмерна. Это во-первых. Во-вторых, частичную компенсацию по налогу на имущество могут получить лишь те торговые центры, которые давали отсрочки арендаторам. Но дело в том, что арендаторы очень редко просят отсрочку – для них это означает, что они чуть позже упадут, чуть позже зайдут в дефолтное состояние. Поэтому договоренность с арендатором, как правило, идет не об отсрочке, а о полноценной скидке, когда они в течение периода восстановления платят намного меньше. Но в постановлении правительства за номером 699 о скидках ничего не сказано. То есть если ты давал скидки арендаторам, то тебе никаких послаблений по местным налогам полагаться не будет.

‒ Вы говорите, что неоднократно обращались в правительство. Получается, в кабмине вас не услышали?

‒ На сегодняшний день я не считаю, что ситуация безнадежна. Она достаточно долго раскручивается, исходя из того что до пандемии у отрасли в целом диалога с властями не было вовсе. Поэтому мы сейчас первым делом объясняем уважаемому руководству, что из себя мы представляем и как работает отрасль торговых центров в целом, при этом одновременно запрашиваем поддержки.

Естественно, что пока это идет достаточно сложно и достаточно долго, хотя в целом сейчас правительство очень быстро реагирует на различные вызовы. Но пока мы не считаем, что мы вообще ничего не получим. Да – затягивается, да – возможности для какой-то помощи уже упущены… Но тем не менее пока все-таки есть надежда.

‒ У журналистов нередко складываются некие штампы. Кое-кто из моих коллег пишет о том, что «коронавирус стал неким уроком для страны». А если серьезно, чему пандемия научила вас?

‒ Коронавирус дал нам практику. Он научил нас понимать, что главным является безопасность людей. И поэтому безопасность с точки зрения эпидемиологической обстановки, она сразу была проработана. Были разработаны меры, которые, с нашей точки зрения, обеспечивают нераспространение какого-то типа инфекций, через торговый центр уж точно.

Мы предложили правительству разработать схему ‒ она практически возможна, ‒ при которой торговые центры бы не закрывались при распространении такого рода эпидемий. Мы очень надеемся, что мы с нашим правительством это доведем до конца.

Вообще, можно сказать, что пандемия научила: первое – надеемся, что в следующий раз обойдется все без таких глобальных закрытий, и второе – сейчас все вынуждены объединяться и работать через профессиональные общественные организации, которые должны принимать наши министерства и ведомства – они их слушают, с ними считаются, прорабатывают какие-то дальнейшие действия. А когда пусть даже очень крупная девелоперская компания в одиночку обращается… В принципе, конечно, выслушают, но будет ли что-нибудь в дальнейшем – большой вопрос.

‒ Ну и в отношении перспективы… Сравнительно недавно, в начале мая, главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов сделал заявление, что после пандемии многим владельцам торговых центров, возможно, придется снести свои объекты. «Если крупные коммерческие площадки перестанут приносить прибыль, бизнесмены без сожалений их снесут и реализуют свои земли иначе», ‒ уверен он.

По мнению Кузнецова, для городской среды больше подойдут уличные форматы торговли. Придет ли конец торговым центрам?

‒ Мне кажется, что распадаться на мелкие магазинчики торговые центры не будут. Никакой революции не произойдет, это точно. Еще до пандемии все начали сдвигаться в сторону общественных центров – торговли чуть меньше, а культурно-оздоровительных, медицинских, спортивных и других арендаторов чуть больше. И эта тенденция, на мой взгляд, продолжится и дальше.

Мы видим: люди стремятся в торговые центры. Им пока не хватает открытых кинотеатров, им не хватает развлекательных центров для детей. Но никаких явлений, о которых говорил господин Кузнецов, у нас ни в одном сценарии не проходит. Владельцы тщательно просчитывают экономику, и они не боятся никаких экстремальных развитий событий, будучи к ним всегда готовы. А потому – такой вариант у нас даже не рассматривается.

‒ То есть центры были, центры есть и центры будут…

‒ Естественно. Допускаю, что время от времени они будут меняться – будут строиться более новые, более качественные. Какие-то уже отработавшие будут или перепрофилироваться, или просто сноситься, а на их месте будет строиться нечто иное. Но это вполне понятный такой процесс.

Как-то давно мы пришли к выводу: торговый центр в наши дни играет практически ту же роль, как раньше играли театры. Хочется прийти, потрогать товар, хочется поговорить с другими покупателями, хочется проконсультироваться с продавцом. При этом – попить кофе, съесть что-то вкусное. То есть это комплексная вещь. А значит, всегда будет присутствовать значительная доля ритейла и кинотеатра… То есть, с нашей точки зрения, найден очень хороший баланс. То есть не будет такого: я пришел через несколько лет, а тем все не так. Не будет!

Источиник: ‒ Безусловно, 375 центров из полутора тысяч – это много. Только денежная проблема вынуждает идти на подобный шаг?

‒ Конечно, в первую очередь именно денежная. Арендаторы платили очень мало денег или совсем не платили начиная с 28 марта, когда большинство арендаторов было закрыто. А ведь перед владельцами ТЦ сохраняется уплата налогов в полном размере, сохраняется необходимость уплаты кредитов и процентов по ним. Вот и получается, что владельцы объектов торговой недвижимости, с одной стороны, довольно сильно помогают арендаторам пережить кризис, а с другой стороны, должны и в бюджет отдать все в полном размере. То есть – и туда, и сюда. А это огромная нагрузка!

‒ Со стороны государства была какая-то помощь торговым центрам?

‒ Тут сложно сказать. Действительно, на сегодняшний день есть ряд постановлений на федеральном и региональном уровнях, согласно которым торговым центрам, при выполнении определенных условий, при отсрочках, которые даны арендаторам, может быть дано снижение местных налогов, к которым относятся имущественный налог и налог на землю. Но давайте признаемся, что это абсолютно не пропорционально тем потерям, которые несли объекты торговой недвижимости во втором квартале, а также продолжают нести до сих пор.

‒ В каких регионах самая критическая ситуация?

‒ В первую очередь там, где объекты до сих пор не открыты. Самая проблемная у нас Свердловская область, это Красноярский край, не до конца открытая [после режима самоизоляции. – «Фингазета»] Тамбовская область, Хабаровский край… Это основные регионы, в которых наибольшие проблемы, потому что вот уже четыре месяца работают только магазины, продающие товары первой необходимости. То есть доходная часть, фактически, стремится к нулю. А ведь им, как и прежде, надо оплачивать все эксплуатационные расходы, коммунальные, связанные с вывозом мусора. При этом необходимо платить зарплату персоналу…

‒ То есть, если я правильно вас понял, поддержка со стороны правительства была вам чисто символическая…

‒ Можно и так сформулировать – почему нет?

‒ И когда, по вашему прогнозу, может хоть что-нибудь нормализоваться в этой обстановке?

‒ Смотря что вы имеете в виду под словом «нормализоваться». Если постепенное восстановление индустрии самой собой, то пик накопления прямых убытков еще не пройден. Наибольший объем прямых убытков у нас в отрасли будет где-то примерно в сентябре месяце, когда на такой среднестатистический торговый центр будет приходиться до 120 миллионов рублей, а может, и больше, именно чистых убытков.

Потом они будут восстанавливаться. По такому среднему, умеренному прогнозу эти убытки будут скомпенсированы в ноль где-то к февралю 2021 года, а восстановление доходности случится только, скорее всего, к четвертому кварталу следующего года. Складывается вот такой график, если мы ничего не получим от государства…

‒ Безусловно, печальный график…

‒ Ну да, мы аналогично думаем. Именно поэтому мы вышли на государство уже достаточно давно, чуть ли не с апреля месяца, и просим определенной поддержки. Но – еще раз! – пока мы мало что получили, а та поддержка, которая есть, она немного несоразмерна. Это во-первых. Во-вторых, частичную компенсацию по налогу на имущество могут получить лишь те торговые центры, которые давали отсрочки арендаторам. Но дело в том, что арендаторы очень редко просят отсрочку – для них это означает, что они чуть позже упадут, чуть позже зайдут в дефолтное состояние. Поэтому договоренность с арендатором, как правило, идет не об отсрочке, а о полноценной скидке, когда они в течение периода восстановления платят намного меньше. Но в постановлении правительства за номером 699 о скидках ничего не сказано. То есть если ты давал скидки арендаторам, то тебе никаких послаблений по местным налогам полагаться не будет.

‒ Вы говорите, что неоднократно обращались в правительство. Получается, в кабмине вас не услышали?

‒ На сегодняшний день я не считаю, что ситуация безнадежна. Она достаточно долго раскручивается, исходя из того что до пандемии у отрасли в целом диалога с властями не было вовсе. Поэтому мы сейчас первым делом объясняем уважаемому руководству, что из себя мы представляем и как работает отрасль торговых центров в целом, при этом одновременно запрашиваем поддержки.

Естественно, что пока это идет достаточно сложно и достаточно долго, хотя в целом сейчас правительство очень быстро реагирует на различные вызовы. Но пока мы не считаем, что мы вообще ничего не получим. Да – затягивается, да – возможности для какой-то помощи уже упущены… Но тем не менее пока все-таки есть надежда.

‒ У журналистов нередко складываются некие штампы. Кое-кто из моих коллег пишет о том, что «коронавирус стал неким уроком для страны». А если серьезно, чему пандемия научила вас?

‒ Коронавирус дал нам практику. Он научил нас понимать, что главным является безопасность людей. И поэтому безопасность с точки зрения эпидемиологической обстановки, она сразу была проработана. Были разработаны меры, которые, с нашей точки зрения, обеспечивают нераспространение какого-то типа инфекций, через торговый центр уж точно.

Мы предложили правительству разработать схему ‒ она практически возможна, ‒ при которой торговые центры бы не закрывались при распространении такого рода эпидемий. Мы очень надеемся, что мы с нашим правительством это доведем до конца.

Вообще, можно сказать, что пандемия научила: первое – надеемся, что в следующий раз обойдется все без таких глобальных закрытий, и второе – сейчас все вынуждены объединяться и работать через профессиональные общественные организации, которые должны принимать наши министерства и ведомства – они их слушают, с ними считаются, прорабатывают какие-то дальнейшие действия. А когда пусть даже очень крупная девелоперская компания в одиночку обращается… В принципе, конечно, выслушают, но будет ли что-нибудь в дальнейшем – большой вопрос.

‒ Ну и в отношении перспективы… Сравнительно недавно, в начале мая, главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов сделал заявление, что после пандемии многим владельцам торговых центров, возможно, придется снести свои объекты. «Если крупные коммерческие площадки перестанут приносить прибыль, бизнесмены без сожалений их снесут и реализуют свои земли иначе», ‒ уверен он.

По мнению Кузнецова, для городской среды больше подойдут уличные форматы торговли. Придет ли конец торговым центрам?

‒ Мне кажется, что распадаться на мелкие магазинчики торговые центры не будут. Никакой революции не произойдет, это точно. Еще до пандемии все начали сдвигаться в сторону общественных центров – торговли чуть меньше, а культурно-оздоровительных, медицинских, спортивных и других арендаторов чуть больше. И эта тенденция, на мой взгляд, продолжится и дальше.

Мы видим: люди стремятся в торговые центры. Им пока не хватает открытых кинотеатров, им не хватает развлекательных центров для детей. Но никаких явлений, о которых говорил господин Кузнецов, у нас ни в одном сценарии не проходит. Владельцы тщательно просчитывают экономику, и они не боятся никаких экстремальных развитий событий, будучи к ним всегда готовы. А потому – такой вариант у нас даже не рассматривается.

‒ То есть центры были, центры есть и центры будут…

‒ Естественно. Допускаю, что время от времени они будут меняться – будут строиться более новые, более качественные. Какие-то уже отработавшие будут или перепрофилироваться, или просто сноситься, а на их месте будет строиться нечто иное. Но это вполне понятный такой процесс.

Как-то давно мы пришли к выводу: торговый центр в наши дни играет практически ту же роль, как раньше играли театры. Хочется прийти, потрогать товар, хочется поговорить с другими покупателями, хочется проконсультироваться с продавцом. При этом – попить кофе, съесть что-то вкусное. То есть это комплексная вещь. А значит, всегда будет присутствовать значительная доля ритейла и кинотеатра… То есть, с нашей точки зрения, найден очень хороший баланс. То есть не будет такого: я пришел через несколько лет, а тем все не так. Не будет!


‒ Безусловно, 375 центров из полутора тысяч – это много. Только денежная проблема вынуждает идти на подобный шаг?

‒ Конечно, в первую очередь именно денежная. Арендаторы платили очень мало денег или совсем не платили начиная с 28 марта, когда большинство арендаторов было закрыто. А ведь перед владельцами ТЦ сохраняется уплата налогов в полном размере, сохраняется необходимость уплаты кредитов и процентов по ним. Вот и получается, что владельцы объектов торговой недвижимости, с одной стороны, довольно сильно помогают арендаторам пережить кризис, а с другой стороны, должны и в бюджет отдать все в полном размере. То есть – и туда, и сюда. А это огромная нагрузка!

‒ Со стороны государства была какая-то помощь торговым центрам?

‒ Тут сложно сказать. Действительно, на сегодняшний день есть ряд постановлений на федеральном и региональном уровнях, согласно которым торговым центрам, при выполнении определенных условий, при отсрочках, которые даны арендаторам, может быть дано снижение местных налогов, к которым относятся имущественный налог и налог на землю. Но давайте признаемся, что это абсолютно не пропорционально тем потерям, которые несли объекты торговой недвижимости во втором квартале, а также продолжают нести до сих пор.

‒ В каких регионах самая критическая ситуация?

‒ В первую очередь там, где объекты до сих пор не открыты. Самая проблемная у нас Свердловская область, это Красноярский край, не до конца открытая [после режима самоизоляции. – «Фингазета»] Тамбовская область, Хабаровский край… Это основные регионы, в которых наибольшие проблемы, потому что вот уже четыре месяца работают только магазины, продающие товары первой необходимости. То есть доходная часть, фактически, стремится к нулю. А ведь им, как и прежде, надо оплачивать все эксплуатационные расходы, коммунальные, связанные с вывозом мусора. При этом необходимо платить зарплату персоналу…

‒ То есть, если я правильно вас понял, поддержка со стороны правительства была вам чисто символическая…

‒ Можно и так сформулировать – почему нет?

‒ И когда, по вашему прогнозу, может хоть что-нибудь нормализоваться в этой обстановке?

‒ Смотря что вы имеете в виду под словом «нормализоваться». Если постепенное восстановление индустрии самой собой, то пик накопления прямых убытков еще не пройден. Наибольший объем прямых убытков у нас в отрасли будет где-то примерно в сентябре месяце, когда на такой среднестатистический торговый центр будет приходиться до 120 миллионов рублей, а может, и больше, именно чистых убытков.

Потом они будут восстанавливаться. По такому среднему, умеренному прогнозу эти убытки будут скомпенсированы в ноль где-то к февралю 2021 года, а восстановление доходности случится только, скорее всего, к четвертому кварталу следующего года. Складывается вот такой график, если мы ничего не получим от государства…

‒ Безусловно, печальный график…

‒ Ну да, мы аналогично думаем. Именно поэтому мы вышли на государство уже достаточно давно, чуть ли не с апреля месяца, и просим определенной поддержки. Но – еще раз! – пока мы мало что получили, а та поддержка, которая есть, она немного несоразмерна. Это во-первых. Во-вторых, частичную компенсацию по налогу на имущество могут получить лишь те торговые центры, которые давали отсрочки арендаторам. Но дело в том, что арендаторы очень редко просят отсрочку – для них это означает, что они чуть позже упадут, чуть позже зайдут в дефолтное состояние. Поэтому договоренность с арендатором, как правило, идет не об отсрочке, а о полноценной скидке, когда они в течение периода восстановления платят намного меньше. Но в постановлении правительства за номером 699 о скидках ничего не сказано. То есть если ты давал скидки арендаторам, то тебе никаких послаблений по местным налогам полагаться не будет.

‒ Вы говорите, что неоднократно обращались в правительство. Получается, в кабмине вас не услышали?

‒ На сегодняшний день я не считаю, что ситуация безнадежна. Она достаточно долго раскручивается, исходя из того что до пандемии у отрасли в целом диалога с властями не было вовсе. Поэтому мы сейчас первым делом объясняем уважаемому руководству, что из себя мы представляем и как работает отрасль торговых центров в целом, при этом одновременно запрашиваем поддержки.

Естественно, что пока это идет достаточно сложно и достаточно долго, хотя в целом сейчас правительство очень быстро реагирует на различные вызовы. Но пока мы не считаем, что мы вообще ничего не получим. Да – затягивается, да – возможности для какой-то помощи уже упущены… Но тем не менее пока все-таки есть надежда.

‒ У журналистов нередко складываются некие штампы. Кое-кто из моих коллег пишет о том, что «коронавирус стал неким уроком для страны». А если серьезно, чему пандемия научила вас?

‒ Коронавирус дал нам практику. Он научил нас понимать, что главным является безопасность людей. И поэтому безопасность с точки зрения эпидемиологической обстановки, она сразу была проработана. Были разработаны меры, которые, с нашей точки зрения, обеспечивают нераспространение какого-то типа инфекций, через торговый центр уж точно.

Мы предложили правительству разработать схему ‒ она практически возможна, ‒ при которой торговые центры бы не закрывались при распространении такого рода эпидемий. Мы очень надеемся, что мы с нашим правительством это доведем до конца.

Вообще, можно сказать, что пандемия научила: первое – надеемся, что в следующий раз обойдется все без таких глобальных закрытий, и второе – сейчас все вынуждены объединяться и работать через профессиональные общественные организации, которые должны принимать наши министерства и ведомства – они их слушают, с ними считаются, прорабатывают какие-то дальнейшие действия. А когда пусть даже очень крупная девелоперская компания в одиночку обращается… В принципе, конечно, выслушают, но будет ли что-нибудь в дальнейшем – большой вопрос.

‒ Ну и в отношении перспективы… Сравнительно недавно, в начале мая, главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов сделал заявление, что после пандемии многим владельцам торговых центров, возможно, придется снести свои объекты. «Если крупные коммерческие площадки перестанут приносить прибыль, бизнесмены без сожалений их снесут и реализуют свои земли иначе», ‒ уверен он.

По мнению Кузнецова, для городской среды больше подойдут уличные форматы торговли. Придет ли конец торговым центрам?

‒ Мне кажется, что распадаться на мелкие магазинчики торговые центры не будут. Никакой революции не произойдет, это точно. Еще до пандемии все начали сдвигаться в сторону общественных центров – торговли чуть меньше, а культурно-оздоровительных, медицинских, спортивных и других арендаторов чуть больше. И эта тенденция, на мой взгляд, продолжится и дальше.

Мы видим: люди стремятся в торговые центры. Им пока не хватает открытых кинотеатров, им не хватает развлекательных центров для детей. Но никаких явлений, о которых говорил господин Кузнецов, у нас ни в одном сценарии не проходит. Владельцы тщательно просчитывают экономику, и они не боятся никаких экстремальных развитий событий, будучи к ним всегда готовы. А потому – такой вариант у нас даже не рассматривается.

‒ То есть центры были, центры есть и центры будут…

‒ Естественно. Допускаю, что время от времени они будут меняться – будут строиться более новые, более качественные. Какие-то уже отработавшие будут или перепрофилироваться, или просто сноситься, а на их месте будет строиться нечто иное. Но это вполне понятный такой процесс.

Как-то давно мы пришли к выводу: торговый центр в наши дни играет практически ту же роль, как раньше играли театры. Хочется прийти, потрогать товар, хочется поговорить с другими покупателями, хочется проконсультироваться с продавцом. При этом – попить кофе, съесть что-то вкусное. То есть это комплексная вещь. А значит, всегда будет присутствовать значительная доля ритейла и кинотеатра… То есть, с нашей точки зрения, найден очень хороший баланс. То есть не будет такого: я пришел через несколько лет, а тем все не так. Не будет!

источник: fingazeta.ru